Лекции по логопедии ч.1

Прямая ссылка на Youtube.

Продолжим занятие. Сейчас у нас очень нужное занятие для вашей деятельности, как вокалистов-педагогов. Потому что петь любят все, правильно? Но не у всех правильное произношение, правильная речь. Это всегда почти… Не всегда, но чаще всего. Но при исполнении вокальных произведений особенно нужно грамотно и четко. Вы сами знаете, сами поете, сами исполнители. Поэтому очень много трудностей в репетиционном моменте. Вот как раз в таких моментах вам поможет сегодня Патюпина Евгения Владимировна. Она является специалистом в области дефектологии, логопед-дефектолог. И занятие называется у нас: «Стратегия дефектологических приемов в вокальной педагогике». Я думаю, очень полезное будет занятие. Но вы если чуть-чуть пораньше закончите, просто мне нужно будет в другое здание, то, пожалуйста, завтра встречаемся в 10 часов в аудитории. Успешной вам работы!

Спасибо большое. Здравствуйте еще раз, с кем я не поздоровалась. Меня зовут Евгения Владимировна. Я логопед-дефектолог, как уже сказали. Я работаю в клинике, в сети клиник «Доктор Рад» здесь в Хабаровске. Веду частную практику. До недавнего времени работала в доп.образовании несколько лет в нашей замечательной организации под названием «Гармония». Сейчас я занимаюсь частно с детками и не только частно. И с группами, потому что дефектологии, к сожалению, в нашей жизни стало больше, чем творчества. Это печально, и наш разговор пойдет даже не столько о дефекционных упражнениях, о которых вы сегодня говорили уже, как я поняла. А больше разговор пойдет о том, что делать с инклюзивным образованием, о котором сейчас все так много говорят и жарко спорят. Как работать с детьми, у которых есть дефицит развития? Каким образом взаимодействовать с родителями? Что вы можете в рамках своих занятий сделать для детей для того, чтобы они гармонично развивались и не теряли при этом творческих начал своих. Поскольку очень часто детки, которые сталкиваются с проблемой, с дефицитом развития, и их родители отдают практически все свое время, здоровье, средства на то, чтобы компенсировать этот недостаток. И, к сожалению, теряют в творчестве, теряют в развитии, в другом - в духовном. Потому что мамы заняты только физическим здоровьем , а то, что ребенок хочет петь или танцевать: «Ну, как мы будем с тобой петь или танцевать? Ты же такой…» Да?

И раньше эта тема в Советском Союзе, из которого мы все с вами вышли практически, может за маленьким исключением, она как-то замалчивалась. С такими детьми старались особо не играть, потому что с ними никуда не сбегаешь. С такими детьми старались как-то не взаимодействовать, потому что их всегда больше жалуют, что с ними делать никто не знает. Но сейчас в силу того, что мы пошли вперед за всем миром, мы этих детей признаем. Эти дети появляются в массовых школах. И эти, конечно, дети появляются в доп.образовании. Я не знаю, есть ли в ваших группах или в ваших коллективах такие дети, но если даже вы скажете что нет, я могу вам сразу сказать, что вы не правы, потому что сейчас 30 процентов здоровых школьников начальной школы.

Если говорить о дошкольниках – их еще меньше, их 10 процентов. Компенсация наступает при помощи таких педагогов, как вы. И если мы с вами будем закрывать на это глаза и не допускать в наши коллективы таких детей, мы просто, так скажем, будем нечестными перед самими собой. Потому что такая ситуация может возникнуть в любой семье, спонтанно, внезапно, в любой момент времени. И мы с вами должны к этому лояльно, адекватно относится сами. И научить толерантности, терпимости наших ребят, с которыми мы работаем, которые считаются практически здоровыми. Вот об этом мы сегодня и будем с вами говорить.

Вы знаете, конечно, прекрасно, поскольку у вас есть свои коллективы, что педагог доп. образования - это больше, чем просто педагог. Это и психолог, это где-то и старший умный взрослый, это и друг, это и помощник. И очень часто дети приходят к нам с вами со своими проблемами, с которыми не могут прийти к родителями даже, да? Бывает и такое, что ребенок советуется со своим педагогом, а родителю боится об этом сказать. Ну, это так, просто потому, что психолог. Как определить норма у ребенка или не норма? Безусловно, если у ребенка дефицит развития. Вообще, дефицит развития – это что? Это либо нарушение зрения, либо нарушение слуха, либо нарушение опорно-двигательного аппарата, либо нарушение речевого развития, либо нарушение интеллекта. С детьми с интеллектуальными недостатками мы с вами не столкнемся, потому что эти дети определены в спец-школы. Если говорить о детях, у которых грубые нарушения зрения или слуха, мы тоже их не увидим, они тоже определены в спец-школы. К нам могут попасть дети, у которых недостаток слуха, недостаток зрения. Дети с опорно-двигательными нарушениями однозначно могут к нам попасть. Например, дети с ДЦП, у которых не настолько серьезные нарушения, не на колясках перемещаются, они прихрамывают, но они тоже могут к нам попасть. Ну, и категория детей, у которых просто благодатная почва для творчества – это дети с речевыми недостатками, которых просто огромное множество, которые приходят к нам, и мы думаем: «Боже мой, что с ними делать, как я его поставлю в эту группу, когда мы все такие звезды, и он один не попадает в первую долю? Что с ним делать?». И все это делает дефектолог, да.

Но дефектологов немного, потому что это такая профессия, в которую идут люди, которые либо сами пострадали, либо у них в семье что-то такое случилось, либо их ребенок с каким-нибудь дефицитом развития, либо просто потому, что он хочет помогать людям и старается всяческими способами это сделать. И узнать вот эти маленькие нюансы, которыми вы сможете помочь детям и себе потом в душе поставить плюс красненький, что мы смогли, помогли, а не бросили. Я считаю, что это просто необходимо, тем более в наше время, когда очень много ребят с задержкой развития психического. Идут дошкольники, не будем закрывать на это глаза. с задержкой речевого развития. Так вот, статистику я сказала.

Что больше всего страдает? И почему вообще инклюзивное образование должно войти в сферу доп. образования? Во-первых, то, что дети, которые здоровы, они учатся относиться нормально, естественно к детям нездоровым. То есть с дефицитом развития. Они не нездоровы, они просто другие. Во-вторых, дети с дефицитом развития очень многому могут научить ребят обыкновенных, так скажем, здоровых. Потому что дети с дефицитом развития имеют совершенно другую мотивацию. У детей с дефицитом развития очень развита компенсаторная способность. Иногда, может быть, там, например, с нарушением зрения, но настолько музыкальный, что будет обгонять своих сверстников, быстрее будет делать материал, который рассчитан на среднестатистического ребенка. Я говорю не голословно, у меня действительно есть такие дети. Которые через какое-то время выходят в вокальную группу, потом выходят, ну, конечно не индивидуально, например, в трио на конкурсы и получают, ну, хотя бы диплом. Пускай второй степени, пусть не лауреат. Но, тем не менее, они видят, что они могут, что они не хуже, как все им говорили. Их отстраняли в детском саду, они не гуляли. Они, может, вообще в детский сад не ходили, потому что они особенные, и мамы за них боялись.

Мы должны им помогать. Далее что? Значит, что касается речевых нарушений, с которыми быстрее всего вы столкнетесь. Вы, конечно, можете их не позвать или объяснить адекватно родителям, что опорно-двигательное аппарат - это не про нас. Хотя на самом деле можно использовать этого ребенка даже в выступлениях, это всегда будет воспринято хорошо. У нас часто бывают выступления в «Доме Инвалидов», в Доме с компенсацией возможностей взрослых людей, и вы знаете, честно говоря, дети которые растут в этой инклюзивной среде - они очень хорошо, нормально, адекватно реагируют на человека с дефектом. Никто не стоит раскрыв рот, несмотря на то, что дети у меня с трех лет и старше. Никто не тычет пальцем, никто не обсуждает и потом не шушукает в ухо. То есть дети к этому нормально, объективно, адекватно относятся.

Значит, что касается речевых нарушений. Что в речевых нарушениях самое главное? Это, конечно, интонация. Интонация у нас содержит 7 компонентов в себе. В интонацию входят, кто хочет может записать, потому что мы думаем, что интонация это просто вот «Та-ак». Голос в верх-вниз, там вопросительная интонация, восклицательная. На самом деле 7 компонентов в интонации. Сюда входят: тембр, темп речи, конечно, ударение, как фразовое, так и ударение в слове, паузация, которую дети с задержкой развития речевого не вполне адекватно оценивают. Они не умеют паузу держать, не умеют вовремя остановиться. Ритм речи, мелодика, это то что, что называется музыкальной интонацией. Сила голоса, то есть динамика: громче, тише. Плюс ко всему, если у вас есть ребенок, который ритмически не организован, это не значит, что он не только у вас на музыкальных занятиях ритмически не организован, наверняка, даже 100 %, что у него нарушения темпа ритма речи присутствуют. Это проявляется и в письме, это проявляется в чтении, это проявляется в спонтанной речи, когда он запинается, застревает.

Есть же такие ребята наверняка у вас, когда он хочет что-то сказать, запнулся, споткнулся, начинает что-то там краснеть-бледнеть, высказаться не может. Это говорит о том, что у него происходит. У нас же высшая нервная деятельность – это работа головного мозга. Вокальные проявления или речевые проявления – это все высшая нервная деятельность. Это то, как наш головной мозг реагирует на определенную задачу. У нас есть речевые зоны, я не буду вдаваться в подробности, чтобы вас не утомить, но у нас есть речевые зоны, есть ещё другие зоны, которые занимаются иннервированнием мышц, то есть отсюда идет сигнал в периферический речевой аппарат, в координацию, дыхание и работу голосовых связок. И если у нас нарушение головного мозга, то от чего и идет задержка речевого развития. От чего идет задержка психического развития, на выходе мы видим картину нарушения ритма, странный тембр, хриплый голос, крикливость, вот эти узелки крикунов наши - это все нервная организация. Либо ребёнок не может удержать вокальную позу, либо ты ему ребенку говоришь: «Открой Рот», - он не понимает, что сделать. Либо ты ему говоришь: «Подними верхнюю губу», - он не может ей управлять, у него не те импульсы идут. И это все можно корректировать, вот к чему я говорю.

Так, ну, что касается речи и пения, значит, в наших, вообще, логопедических и музыкальных занятиях. Что нам с этим делать? Логопестически – это я такое слово вам сказала по привычке на самом деле, потому что все вокальные любые начинания у нас рот есть, организм у всех одинаковый. Все равно этот рот надо разминать теми или иными способами. Все это мы с вами делаем, есть артикуляционные разминки, как правило, у педагогов есть распевки, которые вы делаете по вашему усмотрению. Есть дыхательная гимнастика обязательно, кстати, я хотела бы предупредить сразу, есть такая замечательная гимнастика Стрельникова, ее все используют. Вот дело в том, что дыхания постановка неправильная может настолько навредить вообще организму, даже не голосу, что очень сложно исправлять. Поэтому и советуются обычно специалистам ознакомиться и полностью освоить самим, понять, как она работает, и что это дает. И только потом применять на детках, потому что бывает такое, что берут, вроде как, известную методику, начинают применять сразу на детях, практиковать, и происходят неприятные моменты, когда у детей начинаются болезненные ощущения в области гортани. Из-за того, что не тут и не там пережали, потому что очень глубокое дыхание, низкое дыхание может пережать плечевй пояс. Из-за этого происходят разнообразные вещи: начиная от дисфонии, заканчивая полной потерей голоса. Напряжение мышц шеи гортани может, у меня просто такое было. У меня из-за того, что мне поставили очень низкое дыхание, зажало плечевой пояс, гортань привычно стала сворачивать налево, и мне сказал, что: «Голубушка, какое тебе петь, тебе бы хоть говорить! Скажи «спасибо.» Вообще бы я тебе написал - хирург сказал мне - я написал бы инвалидность по голосу.» Мне пришлось бросить любимую работу на радио, я проработала 16 лет. Из-за того, что мне неправильно поставили дыхание, я перестала говорить нормально, у меня заболело все, что могло. Я практически молчала, это была настоящая кратковременная трагедия. Я в течение 2-х лет искала ответ. Нашла ответ на этот вопрос. Я могу все рассказать вам о дыхании, могу все рассказать о резонаторах, потому что, к сожалению, у нас к дыханию относятся так: «Я как-то так делаю, вот, повторяй за мной.» Не всегда так получается, иногда бывает, что не туда, иногда бывает плачевно и трагично.

Кто вам дыхание ставил?

Можно я не буду говорить? Этого человека знают очень многие. Бывает плачевно и трагично. И после этого вывернуть обратно это все очень сложно. Очень сложно. А ребенок тем более, он не поймет, насколько это ему нужно, он просто бросит этим заниматься. И все. Ну, перейдем к самому главному. Значит, я работаю, уже говорила, с малышами и с детьми постарше, и со взрослыми. Самому старшему вокалисту у меня 49 лет. Самому младшему - три. Все эти люди имеют дефекты голоса, то есть практически попались, может, несколько человек у меня тех, которые здоровые абсолютно - ходят на тренаж. Все остальные имеют дефекты голосообразования, так или иначе полученные. У кого-то постоянные ларингиты, потому что у нас голос страдает не только потому, что мы неправильно им пользуемся, а так же из-за каких-то болезней. Например, очень распространенное, наверное, вы знаете нарушение жкт, когда заброс идет. Называется рефлюкс. Заброс желчи в пищевод. Он попадает на связочки, связочки раздражаются сильно, и получается не смыкание, подобное тому, которое мы получаем, если неверное дыхание, или форсация звуковая долгая. Ну, по гигиене горла я немножко попозже напомню, не потому, что вы этого не знаете, а потому, что освежить это всегда надо.

Значит, с чего начинают с детками работать с вами, уже учитывая свои знания по дефектологии. Начинаю с того, что я пытаюсь узнать, работают ли у ребят резонаторы. Есть такое упражнение, у меня коровка, знаете?

Поставьте себе, пожалуйста, в центре щечки пальчики, откройте зубки, чтоб провалились пальчики, скажите «Мо». А теперь скажите «Мо» далеко «Мо», получается хорошо. Теперь, чтобы времени много не тратить, представьте, что вы корова, ну, или бык. Вы гуляли по лугу, очень хорошо, солнышко светит, травка зеленеет, тепло, вы наелись вкусной травы и легли на бок отдохнуть. И так вот все хорошо, но хочется с кем-то поговорить, никого рядом нет. Тут приподнимаете голову, смотрите, там далеко идет подружка, и вы ей туда даелко-делаеко: «Му-му» - послали.

«Му-y-y».

Вот здесь важно, чтобы не форсировать, когда ребята у вас сидят. Группы я набираю, которые начальные - не больше 7 человек. Для того, чтобы каждого ребенка можно было услышать, посмотреть, что он делает так не так, работает ли, звенит ли его макушка, когда он мычит, а она должна звенеть. На первом этапе я только учу детей, как правильно выполнять эти упражнения, со временем их обогащаю, со временем их, так скажем, уже оборачиваю в вокальные какие-то обертки. И мы начинаем приступать уже к распевкам. В начале распевок никаких нет, только базовые общие постановки голоса. Почему я вам все это рассказываю, потому что недавно Институт развития образования хабаровский наш принял мою авторскую методику, которая как раз на этих дефектологических приемах. Это считается базовым курсом для развития и постановки голоса, как речевого, так и вокального. То есть для того, чтобы раскрыть резонаторы, не обязательно надо петь, правильно? Мы же пользуемся голосом в жизни, и не у всех этот голос звучный, не у всех он звонкий, не у всех но полетный. Часто он утомляется. У многих, и так далее. Ну, поэтому он нам подходит, и ребята, которые у меня занимаются в таких вот начальных группах, они потом кто-то переходят сразу вокалом занимаются, кто-то уходит стихи читать. То есть - это неважно, просто базовый курс дается и ребята потом в школе уже. Я беру их 3, 4, 5, 6 – вот такой вот возраст. Ну, три, конечно, возраст посадить солоновато, но если сообразительный – можно. Вообще, 4-6, вот такие беру.

Значит, коровку мы с вами нашли, увидели, позвали еще раз – «М-м», далеко, туда.

«М-м».

Смотрите, чтобы вот здесь не давило. Теперь берем прием, который мы с вами «Мо» делали. Протыкаем щечки себе, открывает зубки, губы тянутся точно вперед, говорим «Моу». Вначале «Мо». Хорошо, должна звучать все-таки на выходе «У». Вот у кого получается «О», значит, губы не затягиваются в щеках. Вот эта мышца. Еще раз – «Моу». А теперь одну ладошку сюда. Тоже можно пальчиком проверить, «Моу». Голова должна жужжать. У кого жужжит, значит, резонатор головной работает. Зубки открыты, да. У кого жужжит – работает. У кого не жужжит – резонатора головного нет. Или вы делаете неверно.

Жужжит.

Да. Хорошо. Это мы видим, у детей работает головной резонатор. Дети вообще не понимают, они корову свою зовут подружку, да? Хорошо. Так идите ко мне, у меня дошколята как раз.

Это кто?

Это кит. Кит – это предшественник наш по обучения диафрагмальному дыханию. Для детей - это просто кит, у которого фонтан. Чтобы сделать фонтан, каждый ребенок понимает, что нужно на что-то нажать. Все говорят, что он такой зубастый, он злой. Он не злой, это у него улыбка.

Это у него Оскал.

Да, ну, такой вот кит, детям нравится. Сначала мы учимся – ручки перед грудью. Ручки перед грудью, и как будто бы насосик, мы давим на воображаемую опору. Насос девочкам не нравится. Только поэтому не насос, а кит. Мальчикам нравится, и потом они так сильно давят - это тоже плохо для шеи. Давим на воображаемую опору. Давим так, чтобы только ручки опускались, а шея была свободна. Давим. Теперь прогоняем кошку «Кш». Губки квадратиком «Кш». Ага, теперь давим и прогоняем кошку «Кш». Нет , слушайте, коротко. Диафрагма сработала, животик выскочил вперед . Еще кошечку. Нет, коротко. Когда длинно делаете, зажимается здесь. Выдох, хорошо. Пять раз. Все. Почувствовали там работу? Почувствовали. Животик идет вперед. Недавно ко мне пришел молодой человек вокалист. Везде поет. Говорит: «Научили меня. Живот должен идти внутрь когда ты поешь». Я говорю: «Помню, помню». У меня внутрь шел живот. Лучше так не делать.

Вот детки, они не понимают иногда как это живот…

Почему?

Нельзя внутрь.

Вперед должен идти.

Конечно, вперед. Вот научили так. Он пришел здоровый музыкант, все зажато. Что такое, а он вот так поет. Внутрь нельзя, проверяем у детей, если они не могут сделать кита сразу - они со временем смогут. Они вначале поучатся, потом очень хорошо: «Посмотри, Вася делает, а ты не делаешь. Ну-ка попробуй». И вот они стараются, так стараются слюни летят, но получается. Вот, значит, если не получается, попросите его просто вдохнуть, как будто он устал. Дети же бывают разные. Флегматичные бывают, бывают холеричные . Вот кто-то хочет сейчас делать, а кто-то нет. Вот попросите: «Ну, я устал» . «Фу-у», выдохни. Отдай животику уйти вперед, а нам того и надо, чтобы и он почувствовал такой выдох. Это тоже предшественник. Потом, потом сразу, забегая вперед, скажу, что после кита у меня идет упражнение для более старших. «Филин», которое построено по тонике вниз, или «Ухарь». У всех получается, ни одного не было, чтобы не получилось. Единственное, что не надо кричать, в медленном темпе построить это уханье.

А просто ошиблась. Соль, фа, ми, ре, до. Пять ноток. Ошиблась. Можно, конечно. Правильно, сразу в лоб, я тоже так делаю ошибку… Я вообще не люблю, когда некомпетентно. Или что-то говорят, термины какие-то. Я тоже активно очень.

Следующее - тоже мое упражнение. Любимое упражнение, у меня есть 2 такие… У меня группа делится на двоих. На две части. 4 на 4. Одни стоят в одну сторону к друг дружке. И, как бы в лесу. Нет же возможности декорации установить на каждое упражнение. Поэтому у меня так: один такой лист, другой более темный, более старше. Они зовут: «Ау». Это такой прием называется ликование. Из него выходит наша полетность, которая тоже темный лес для многих. Потому что дыхание - непонятно что делать, дисонаторы - непонятно где, и с чем это т. И вот эта полетность туда же. Всем набила оскомину фраза: «Прорезать оркестр». Голос должен лететь, а что с этим делать и как это делать. Максимум, что мы слышим в ответ: «Это не всем дано». У кого-то это в природе есть, а у кого-то… Неправда. Все разговаривают, все умеют позвать маму издалека или рядом. Это значит, что полетность голоса речевая есть. Точно так же можно развить вокальную. Вот это хорошее упражнение для этого дела. Некоторые начинают орать, лучше пусть они воют, как волки. Мальчишки так и делают «Ау». Чем когда они начинают кричать.

Дальше упражнение. Это упражнение для снятия напряжения и тоже для развития головного. Берем в руки что угодно, например, ежика, или лялечку качает, кто-то так качает, представляет. Качаем, как энергетическое упражнение. «М-м-м». При этом ноздри раскрыты широко. Ноздри широкие, как у быка. Расставляем ноздри, получается вот такой звук. Если ребеночек зажимает язык - останавливаете. Да, язык не должен встречаться с нёбным сводом. Иначе будет у нас вот здесь открытый объем. При этом тоже не туда, улыбочка такая, я всем объясняю так, тем кто уже адекватно может понять. Улыбочка дурацкая, как будто заставили фотографироваться, чуть-чуть уголки должны быть пустыми, губы слегка смыкаются, зубки приоткрыты. Хмыкнуть. Вот он близкий звук получается, на нем. Никаких там, никаких вен - вот этого ничего не должно быть. Я за этим строго слежу, потому что я знаю, чем это заканчивается. Венки если видны, значит что-то не так.

Вот это гениальное упражнение. Называется «Стирка» у меня, иногда «Большая стирка», чтобы дети понимали промашку свою. Объясняю заодно, что это такое. Берем белье, можете встать, если хотите. Делает «Бр-р». У кого из ребят стоит звук «Р», можно делать «ФР-р», обязательно с наклоном, потому что выталкивается воздух с маленькими. Несколько раз. У кого из ребят нет «Р», такое бывает очень часто, делает «Бр-р», стоя. Стоя, потому что у них тонус, у них показатель нарушенного тонуса щечного, это, когда ребенок не может сделать. Он делает: «Показывает». Или делает «Показывает». Он делает, что угодно может сделать. Но только не «Показывает». Плачут, так страдают некоторые, но потом они способны это сделать. Тоже это «Церикс», но «Цетрикс» тоже такой человек, который может помочь, может навредить. Поэтому очень аккуратно. Пальчики в центр щечек. Губки нужно повесить как на веревку бельевую, чуть-чуть приподнять. Тогда освобождается здесь мышца. Освобождается мышца лица. И получается: пошли, Нет, круговую мышцу рта не трогайте. Щечку, щечку, серединку. Вот здесь квадрат - круговая мышца рта. Зачем показывать упражнение? У вас ни у кого нету, у кого нету звука «Р»??

Очень даже есть.

Вот, если вы научитесь делать «Бр-р», а потом